Сердце темноты (часть 3)

В период солнцестояния пытались увидеть прошлое и заглянуть в дни наступающие. Для этого существовало множество обрядов, которые совершали в канун Дня Святого Андрея, в канун Рождества и Нового года, в Двенадцатую ночь. Девушка, например, клала кусочек хлеба под подушку; если утром оказывалось, что хлеб частично съеден, это означало, что ее любимый женится на ней до конца следующего года. В норвежском доме предсказания могли быть найдены в святочной соломе от последнего урожая. По зернам, которые падали из нее, узнавали, какие культуры следует сажать весной, а по тому, насколько крупны были эти зерна, определяли, будет ли урожай обильным. Считалось, что человек, севший на стул, под которым находили Рождественским утром зерна, мог умереть в наступающем году. Однако самые точные предсказания делались теми, кто свободно расхаживал в темноте, например, такой богиней, как Берта, которую можно было попросить о пророчестве, или привидениями из ее свиты.
Эти рождественские привидения проникали в дома своих потомков полакомиться тем, что было оставлено им, и повеселиться ночью. Люди были уверены, что в Рождество они устраивали свои рождественские торжества и в полночь собирались в опустевших церквах. Смотреть на них было опасно, потому что они страстно желали, чтобы смертные присоединились к их компании, а также еще и потому, что привидения, или двойники, людей, обреченных умереть, волочились сзади, будто страстно желали увидеть тех, к кому они вскоре присоединятся.
Поэтому в часы Рождества люди обходили церкви стороной. Однако человеческое любопытство часто пересиливало страх. Находились храбрецы, которые заходили в церковные дворы ради того, чтобы узнать запретное. Одним из таких был приходской священник из деревни Волтон-ле-Дэль в Ланкашире. Это был скромный человек, довольно учтивый со своими прихожанами, но одинокий. Он увлекался изучением необычных явлений, стремясь познать свойства растений и тайны звезд. У него была привычка разговаривать с самим собой, что настораживало людей. Говорили, что он беседовал с нечистой силой.
У него был только один приятель, престарелый доктор, лечивший травами, известный под именем Авраам. Именно Авраам и рассказал историю священника.
Однажды в Рождественскую ночь, когда люди после службы разошлись по своим домам, священник уговорил старика Авраама подсмотреть в дверь церкви, чтобы увидеть, как бродят ночью те, кто скоро умрет. Авраам охотно согласился. Он и до этого делился со священником своими знаниями и был не прочь заглянуть в будущее.
Около полуночи двое мужчин пробрались через затихшую деревню во двор церкви. Кругом было спокойно. Привидений видно не было. На церковном алтаре горела тонкая свеча. Во дворе церкви серебряным светом озаряла камни и ветки луна.
Мужчины устроились в тени церковного крыльца, закутавшись в плащи. Они запаслись растениями, обладающими, как знал Авраам, защитной силой. Они взяли веточки травы Святого Иоанна, летнего цветка, используемого в предсказаниях и как защита от привидений, лавровый лист — траву солнца, которая защищала от дьявола и темноты, остролист — вечнозеленое растение, чьи красные ягоды отводили зло, и горную золу — останки Вселенского дерева, из которого, как считали старые травники, был создан первый человек.
Минуты бежали, было так тихо, что отчетливо слышались шорохи маленьких зверьков, охотившихся ночью. За стеной, где начинался лес, кричала сова. Потом поднялся и вздохнул в ветвях деревьев ветер, где-то зазвонил колокол. С этими звуками на церковном дворе началось движение, бесцельное, трепещущее, будто на ветру дрожали тени. По тропинке скользнула фигура. Лицо было хорошо известно священнику и старику Аврааму — лицо городского мельника. За ним шагали другие, также знакомые двум мужчинам: повивальная бабка, школьный учитель, крестьянин. Все четверо проковыляли мимо наблюдателей к церковному крыльцу, не смотря ни вправо, ни влево, и, миновав мужчин, скрылись в тени.
Священник вздохнул: его любопытство было удовлетворено. Затем у него перехватило дыхание, и, как позже объяснял старик Авраам, на то были причины. Последним идущим в компании привидений был сам священник; призрак, проходя мимо крыльца, взглянул вверх и слегка улыбнулся. Это была награда человеку, вмешавшемуся в зимнее волшебство. Примерно через год, после того как он увидел свою собственную кончину, священник умер.
Большинство было более осторожно, чем священник. Люди сторонились привидений, разгуливавших в Рождество, опасались духов земли, бродивших на свободе. В диких местах эти духи проникали в скованные деревья, камни, озера и ручьи, чтобы скакать на зимнем ветру и танцевать в снегу. В России, например, русалки, про которых говорили, что они то ли призраки девушек, то ли водные феи, выплывали из ручьев и рек, чтобы танцевать и петь. На них были одежды из зеленых листьев, а волосы их были усыпаны звездами. Они пели о том, что было, есть и будет. Но для смертных слушать их было опасно. Мужчины и женщины, отважившиеся выйти за порог в зимнюю ночь, могли лишиться рассудка. Песни русалок забирали у них души.
У этих духов были свои лесные крепости. А другие рождественские существа выходили на поиски людей. Например, в Румынии в течение двенадцати ночей рыскали оборотни, в Греции из горных пещер вылезали гоблины, которых звали калликанцари. Они бежали, болтая и бормоча, в города, где жили люди. Спускались по трубам и опустошали любой дом, в который попадали, оскверняя Рождественский праздник; седлали хозяев, щипали и толкали детей. Одни называли этих нелепых существ духами мертвых, другие считали, что это дети, родившиеся в Рождество и поэтому легко поддающиеся колдовским чарам. Чтобы отогнать калликанцари, греки подвешивали в очагах челюсть свиньи, которая, как думали, обладала защитными силами. Самым важным было поддерживать рождественский огонь. Часто для разведения огня использовали фруктовые деревья и в очаг сыпали сухие фрукты. Этот огонь отгонял темные силы.
В Рождественские дни появлялось много эльфов, которые спускались в города и творили людям зло. Немцы рассказывали о некой фрау Гауде, которую некоторые считали преемницей богини Берты. В Рождество в сопровождении своры дьявольских псов она проникала в деревни и рыскала в поисках беспечных хозяев, чьи двери были неплотно закрыты. Обнаружив такой дом, она посылала внутрь пса, чтобы он, распластавшись у очага, беспрерывно скулил. Ничто не могло заставить его уйти. А если хозяева убивали его, то пес принимал облик безобидного камня. Ночью же он пробуждался и снова скулил, принося в дом болезни и напасти. Исчезал он, только когда наступало следующее Рождество и чары предыдущего себя исчерпывали.
Как говорят предания, некоторые из страшных призраков, приходящих в мир, творили ужасное зло; они даже похищали детей. Среди них были и Рождественские Парни Исландии, всего тринадцать, те самые, которые по очереди в течение тринадцати дней до Рождества появлялись в домах исландских крестьян. Они были сыновьями древней женщины-тролля по имени Грила и занимались тем, что крали свечи и колбасы, забирали хорошее зерно, наводили беспорядок в прибранных к Рождеству комнатах. Уходили они также по одному, начиная с Рождественского дня, и, покидая землю, уносили из домов полные мешки детей.
Согласно историям, дети, которых они забирали, были непослушными, — это свидетельствует, скорее всего, о том, что Рождественские Парни были выдумкой, угрозой, которую родители использовали, чтобы добиться хорошего поведения своих отпрысков, не в меру возбужденных в праздничное время. Возможно, это относится и к другим известным похитителям детей. Например, в Лапландии рассказывали о хищном горном тролле по имени Стало. В поисках человеческой плоти это существо длинными зимними ночами вползало в поселки и крало маленьких мальчиков, осмеливавшихся выйти из дома покататься на лыжах при лунном свете. Но Стало был старым троллем, и, как говорили дети, даже им легко было с ним справиться. Они рассказывали, что однажды он схватил целую кучу детей и, затолкав их в свой мешок, потащил в сторону горного логова. Но Стало выпустил мешок из рук, когда остановился передохнуть. Дети быстро вылезли, набили мешок камнями, чтобы тролль не обнаружил их отсутствия. Последнее, что они видели, была согнутая тень, медленно, с трудом карабкающаяся вверх по склону горы, волоча за собой камни. А дети убежали домой, где на дверях были нарисованы кресты, отпугивающие старых зимних духов, где весело зеленели в глухую зимнюю пору ветки хвойных деревьев, где полы были устланы соломой последнего урожая, обещавшей здоровье и изобилие, где горело Святочное полено, рассеивая тьму и даруя хозяевам благословение и надежду, что солнце снова вернется и его свет принесет радость.

"Книга Рождества" (серия "Зачарованный мир")

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Рейтинг Инфо-Поле mag.my1.ru - Сайт о магии  Каталог эзотерических ресурсов
делегации гостей района детям о домашних животных